MUSICA



MirrorlandWASP Little Death - unofficial siteMP3






New album by HOLY BLOODRAGOR

RSS channelSelect english version












MUSICA ARTICLE:
 
  16.05.2006:

FORGIVE-ME-NOT: "Не можем представить себе жизнь без группы!"
related: Forgive-Me-Not.
Обсудить на M-board

Вчера на Irond вышел новый альбом FORGIVE-ME-NOT “Suicide Сервис”. Я встретился с барабанщиком группы Андреем, и у нас получилось это пространное интервью.

В: Начнём с нового альбома. Есть ли какие-то новые веяния на этой пластинке? Чем отличается “Suicide Сервис” от предыдущих работ FORGIVE-ME-NOT?

Основное новшество – тексты на русском языке, как уже, наверно, всем известно. Кроме этого, у нас изменился состав. Но на звучании, концепции это не отразилось, кардинально ничего не поменялось. Мы постарались сделать всё, как на предыдущем альбоме, но более качественно. Лучшая запись, более хитовые мелодии, мы хотели улучшить всё, но в том же направлении. В качестве эксперимента на одну песню попал вокал-гроулинг, у нас никогда этого не было, поэтому это тоже можно назвать новшеством. Запись, в основном, прошла в той же ДАЙ студии с продюсером Евгением Виноградовым, правда некоторые вещи мы всё-таки прописали у нас в городе.

С МИШЕЙ РАССТАЛИСЬ ПОЛЮБОВНО

В: Новой гитаристкой стала Алёна Гиндина. Что случилось с Мишей Карасёвым? Он так и не оправился от своего участия в «ДОМЕ 2»?

Когда Миша находился в «Доме» несколько месяцев, гитаристка Алёна помогала нам на концертах несколько раз. Нас всех этот вариант устроил, понравилось работать, репетировать и выступать с ней. При возвращении Миши мы подняли вопрос о дальнейшей судьбе места второго гитариста, и приняли совместное с Михаилом решение о расставании. Мы остаёмся в тяжёлой музыке, а у него в последнее время был иной взгляд на творчество. Ему больше нравилось то, что крутили по радио «Максимум», различные модные дела. Кроме этого, в тот момент у него были планы переезда в Москву, где он хотел стать ди-джеем, или кем-то подобным, не хочу врать, в общем, продолжить свою карьеру после «Дома 2». Но сейчас уже прошло больше года после его возвращения с телепроекта, у него чего-то не сложилось в Москве, живёт он снова в Туле и играет в группе ГЛИНТВЕЙН. Кстати, в этом тульском коллективе когда-то играла Алёна, то есть произошла такая своеобразная рокировка. Они играют gothic-rock на русском языке, помягче, чем мы. Но сейчас если Миша там будет сочинять материал, может, будет создаваться музыка, наподобие наших первых работ. Время покажет. Мы расстались нормально без ругани и конфликтов, встречаемся. Вот 10-го числа в Калуге они будут нас разогревать, и мы с удовольствием встретимся.

В: А Алёна принимала участие в сочинении материала?

У нас последние пару альбомов монополия на сочинение музыки установилась за  другим  гитаристом Михаилом Гузом. От Карасёва на последних альбомах была только одна песня. Он занимался только текстами. Музыка сейчас осталась за Гузом, а Алёна пока у нас только хороший исполнитель, а не генератор идей. Она принесла только один текст на английском, который войдёт в англоязычную версию нового альбома.

В: Значит, будет и английская версия?

Английская версия будет, она планируется на осень. Все тексты уже готовы, мы даже начали писать параллельно вокал на две версии, но возникли некоторые проблемы с записью вокала, и мы не успевали окончить обе версии сразу. Мы очень хотели выпустить альбом весной, чтобы не тянуть до лета. Сейчас в июле-июне мы продолжим запись вокальных партий для английской версии, а инструментальная часть останется той же. И ничего не помешает выпустить осенью альбом для любителей английского языка.

РУССКИЙ ЯЗЫК ДОБАВИТ НАМ ПОКЛОННИКОВ

В: Ну, а как ты считаешь, русский язык сильно добавит вам поклонников?

Слушай, я не знаю, но на самом деле, мы очень надеемся, что добавит, потому что последние тенденции таковы. То ли поколение новых фэнов выросло, то ли ещё что-то, но  заметна, не хочется говорить мода, но спрос на русскоязычный металл. Когда несколько лет назад мы начинали, на русском мало кто решался петь, и мы, например, считали это признаком дурного тона. Мы смотрели исключительно на Запад, хотели заключить там договор, у нас были перед глазами примеры MENTAL HOME, ещё каких-то команд, у которых что-то получалось в этом направлении. Сейчас всё изменилось, и мы пытаемся подстроиться. Читал, кстати, вчера интервью с MELANCHOLY, там темы-то похожие.

В: Ну, а как с концертами? Не боишься, что сейчас фэнов наберёте на русскоязычную лирику, а будете исполнять старые ваши вещи, и они этого не воспримут?

Дело в том, что сейчас у нас будет несколько концертов-презентаций, на которых, в основном, весь материал будет новый. В Туле будем играть всё абсолютно, в других городах может пары песен не будет. Вторым отделением на этих шоу будут наши старые англоязычные хиты. Не знаю, сложно сказать, какая будет реакция, посмотрим… По музыке, в принципе, никакой разницы не будет. Я понимаю, есть команды, типа PARADISE LOST, которые кардинально что-то меняют, им, возможно, сложно строить программу. У нас же разница только в языке, а звучание, подход, инструментал, все приёмы остались те же.

В: А нет ли желания переписать с русским языком какие-то старые хиты?

У нас записаны и сведены две вещи с “Heavenside”. У нас была мысль уже его записать на русском языке, но поздно мы начали этим заниматься, тот альбом уже вышел, мы все устали, и нас хватило только на две вещи. Кстати, русскоязычные тексты были Михаила Карасёва. Эти песни куда-то войдут потом. Но старые вещи переписывать с новой лирикой мы не планируем.

В: Ну, а если просто сочинить к ним русские тексты, чтобы попеть на концертах?

Не знаю – не знаю… Может быть, когда-нибудь мы к этому вернёмся, но не сейчас.

МОИ ТЕКСТЫ – ДАЖЕ НЕ ЛИРИКА

В: Кто тексты сочинял для “Suicide Сервис”?

Русские тексты пришлось мне сочинять, как ни странно. Долго мы думали, искали тему. Потом я попробовал, сделал пару текстов, на самом деле я никогда никаких стихов не писал, и акцентирую внимание на том, что это только тексты, не в коем случае не стихи, и даже не лирика. Это только тексты под звуковой ряд Михаила Гуза, под вокальные линии уже придуманные до этого. У нас сначала сочиняется музыка, на каком-то псевдоанглийском языке всё поётся, ложится на слух, и под это уже пишутся тексты английские или русские. Так получилось, что тексты мои, но это совсем не значит, что на следующий материал опять буду я этим заниматься. Скажу больше, эта тематика, которая получилась, «самоубийственная», её наверное тоже больше не будет.

В: Почему, вообще, на суицид потянуло?

Интересный вопрос. Нет, мы все, конечно, жизнелюбивые и радостные, ни в коем случае никакие не самоубийцы потенциальные. Сначала думали, о чём петь на русском. Фэнтезийные все сюжеты нам не подходят к музыке. Мы не видели, как это будет звучать, не нравилось. На самом деле, если говорить откровенно, это влияние SENTENCED. Опять же не в том плане, что взяли и перевели тексты, я английского не знаю, вообще. Мне, в принципе, не интересно о чём они там поют. Мне нравится музыка, и я от этого получаю удовольствие. Но все их интервью, рецензии, публикации, посещение московского концерта, их распад, я понял, что о ни поют о чём-то таком. Не знаю, можно сказать, мы содрали. Они нам подсказали, с чем подобная музыка сочетается.

В: То есть никаких серьёзных планов у вас нет?

Нет, я думаю, что все всё поймут. Считайте, что это чёрный юмор, стёб. И если для Запада, подобная тематика традиционна, то у нас групп, поющих об этом, я и не припомню. Кроме SENTENCED, меня вдохновляла и лирика группы СМЫСЛОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ, этот коллектив не из металлической тусовки. ЛИНДА, ЗЕМФИРА там тоже что-то такое проскальзывает. Сочинилось сначала несколько песен, всё крутилось вокруг одного и того же, и потом я уже подумал, что на этом можно концепцию построить. В результате, наверное, меня на все вещи не хватило, есть там кое-какие самоповторы, но как получилось, так получилось. Английские тексты о чём будут, я ещё не знаю. Это не будет переводом русской версии. Клавишница писала все тексты английские, за исключением двух, по-моему, но тематика тоже будет соответствующая – тёмная романтика.

В: А самому тебе нравятся сейчас группы с русскоязычными текстами?

Из тяжёлых групп с русскими текстами, честно говоря, меня мало что привлекает. Я люблю, СМЫСЛОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ, Алексей Заев, есть такой музыкант, который участвовал в Х** ЗАБЕЙ, у него сольное творчество тоже очень мрачное. Нам никому не нравится эта тематика power-metal, эпическая: эльфы и прочее.

В: А язычество?

Язычество от нас тоже далеко. Интересно слушать, но не более того. Мы люди старой металлической закалки, воспитанные на thrash, death-metal. А вот эти новые течения, когда тебе уже 25-30 лет, они уже не впитываются.

IROND НАМ ПОМОЖЕТ

В: Не могу не коснуться перехода с лэйбла на лэйбл. Всё-таки это новостной повод. Я думаю, не секрет, что вы давно хотели перейти на Irond?

На самом деле, были такие желания и мысли, но мне кажется, переход назрел именно в этот момент, потому что тогда в 2003 году мы были слишком неопытны, и я не думаю, что мы сработали бы тогда, так, как сейчас.

В: А может быть наоборот. Вот сейчас Irond расстаётся со многими русскими группами, его набор слабеет. Ушёл Сергей Маврин, ушли BUTTERFLY TEMPLE? Все эти «козырные исполнители» переходят на CD-Maximum.

Я всё это вижу, но меня пугает ситуация… Я никого лично на CD-Maximum не знаю, я вижу как они работают, но меня пугает ситуация, изобилия коллективов на одном значке. Я помню времена, когда на Metalagen/Soyuz был количественный подход к своей деятельности. В любом случае мы долгосрочных договоров больше ни с кем подписывать не будем, исходя из нашего печального опыта. Посмотрим. Irond тоже не строят далеко идущих планов, мы просто хотим отработать сейчас этот альбом русский, а потом, возможно, и английский прицепом.

В: Английский тоже будет там? Или ещё ничего не подписано?

Понимаешь, в принципе пока ещё не подписано, но я думаю, мы обо всём договоримся. Не вижу, никаких оснований для поиска другого лэйбла.

В: Кстати, русский текст – это не пожелания Irond?

Нет-нет. Я ещё раз говорю, что это наше желание. Возвращаясь к интервью MELANCHOLY. Жёстко Руслан сказал: «Я пришёл на репетицию и мне музыканты сказали, мол, хотим денег». Не хочу я так отвечать на подобный вопрос, но мысли такие есть. Что ж такое, мы столько лет работаем, бьёмся, а какие-то, не буду называть команды, выпускают 1-2 русскоязычных альбома, поднимаются, собирают много людей на концерты. Всё это на нас давило потихоньку.

В: Не думаешь ты, что у вас просто стиль не тот?

Нет. Такие мысли у меня были, когда мы выпустили альбом “Perfect Innocence”, “Behind”. Мы чувствовали, что это не раскрывает всего потенциала группы, и что, возможно, что из-за сложного непопулярного стиля, нас не хотят признавать большое количество людей. Но когда мы записали «Heavenside», я до сих пор им очень доволен, и все отклики были положительные. Мы решили, чтобы без кардинальных перемен обойтись, нужно постараться донести наше творчество до большего количества людей.

В: Нет. С хорошими-то оценками у вас никогда проблем не было. Я думаю, и на первые пластинки были те же отличные отклики. Нет, такого ощущения, что по замкнутому кругу ходите?

Да, было такое ощущение. Когда мы записали предыдущий альбом, мы очень надеялись на поступательное движение вверх. Не резкое, но будет. Мы больше людей привлечём на концерты, но ничего не изменилось. Те же площадки, те же люди.

В: Можно сказать, что “Suicide Service” ваш последний шанс?

Это не значит, что если сейчас ничего не изменится, мы скажем, что всё хватит. Нет. Мы больные люди. Мы этим будем всегда заниматься. Но на этот альбом мы возлагаем очень большие надежды. На русский язык, на новую кампанию, на «Мистерию Звука», на которой сейчас выйдет дешёвая версия. Я считаю, что для группы это очень хороший момент, в Irond-то не все поедут, но диски в «Мистерии» закупают очень многие. Поэтому сейчас и CATHARSIS, и BUTTERFLY TEMPLE начали узнавать за пределами больших городов. Надежды большие, но нельзя сказать, что мы всё поставили на карту.

МЫ НИКОГДА НЕ БУДЕМ ГОТАМИ

В: Вы всё-таки больше к металлистам себя относите?

Вот это тоже момент очень интересный. Он начал наш преследовать несколько лет назад, когда появилась эта мода на готику. Когда мы записывали первые два альбома в конце 90-х, я не помню, чтобы эти термины имели хождение. Тогда мы назывались death-doom. Были популярны PARADISE LOST, DARKSEED, CEMETARY, LAKE OF TEARS. Потом вдруг неожиданно появилась такая команда THE 69 EYES, как явление. И нас почему-то стали относить к готике. Никогда мы готами не были, никогда ими не будем, в исконном понимании.

В: То есть краситься не будете?

Нет, конечно. Если только подкрашивать седину (смеётся). Мы металлисты, выросли на 80-х годах. Glam-rock и прочее.

В: THE 69 EYES тоже glam-rock играли.

Ну, может быть. Там он какой-то невнятный. Я слышал эти альбомы. Мы играть всегда любили металл. Мы играли и death-metal под другим названием с Мишей. На концертах у нас стоит такой конкретный саунд металлический. Если на альбомах что-то готическое и находят, то на концертах нет. На альбомах мы не облегчались, может мелодии какие появились? Да, на нас повлиял этот финский металл. Тогда его не было. Ещё что хочу добавить. Все готы, которые приходят на gothic-party, мы там несколько раз играли, они в ужасе, девочки эти, убегают, как только мы начинаем играть. И ещё один интересный момент, у нас в Москве будет презентация 3 июня, Стас Mendor, который концерт организует, обратился на gothic.ru для размещения анонса, так они отказались, сказали, что FORGIVE-ME-NOT – это не готика.

НОВОМОДНЫХ ФИШЕК НЕ БУДЕТ

В: Может вам тогда утяжелиться? Добавить может элементы industrial и.т.п.?

Это не наше. Не нравится нам это. Во-первых, в музыке должна быть мелодия. Она наличествует и в death, и в heavy, и в power…

В: Нет, я имею в виду не RAMMSTEIN, конечно. Вот гроулинг вы использовали, может девчонку позвать какую попеть?

Кстати, у нас же на новом альбоме пела Света, та же которая и на предыдущих двух. Но сейчас она практически во всех песнях. Не сказать, что женский вокал доминирующий, но его много.

В: Может всё-таки добавить что-то популярное сейчас?

Нет, мы не просчитываем эту тему. Если придёт Миша, наш композитор, и принесёт что-то новомодное, то это найдёт отражение в нашей музыке. Специально напрягаться и говорить: «Давай, мол, сейчас сделаем что-то модное». У нас просто это не получится.

В: Дело же не только в композиторе, но и в аранжировках.

Кстати, был такой момент. Когда мы писали альбом “Perfect Innocence”, не совсем для нас традиционный, задумывалось на репетициях много мест с сэмплами. Сэмплы, в нашем понимании, это что-то такой Depeche Mode’овское. Мы сами плохо понимали, как это должно выглядеть. Вот, здесь должно быть что-то, как у DEPECHE MODE. В результате, когда пришли в студию, потеряли уйму времени на эти места. Много из того, что хотели, не стали делать, потому что мы это не знаем и не умеем. Звукорежиссёр тоже не понимал, как это делается. Эти вещи пришлось переделывать прямо в студии и заменять эти сэмплы волшебные на гитарные партии. После этого мы поняли, что если мы не умеем и не знаем как, то лучше туда и не соваться.

МЫ КОНСЕРВАТОРЫ, НО НЕ ХОТИМ СТАТЬ RUNNING WILD

В: Если уж заговорили про предыдущие альбомы, какой альбом, кроме последнего, потому что все считают последний самым лучшим, вам наиболее удался? 

Я считаю, что первый “Tearfall” был довольно-таки ярким явлением на тот момент. Мы сами не ожидали, тогда, вообще, времена были другие, но нас стали узнавать. И последний “Heavenside”, мне очень нравится продакшион, и из всех предыдущих он самый зрелый и удачный. Если кто-то захочет ознакомиться с нами, я его рекомендую.

В: А какая песня никогда не покинет ваш концертный сэт?

Ты знаешь, есть такие. У нас часто возникают споры. Например, на Мишу находит такое настроение, не хочу я играть песню “Tomorrow”, например, или “Neverland”. Она мне надоела уже, говорит. На что мы ему отвечаем, а если ты придёшь на концерт METALLICA, и они не сыграют “Enter Sandman” или свои баллады. Вот эти песни мы традиционно вносим в наш сэт. Из старых альбомов по одной песне. С “Tearfall” это “Neverland”, уже набившая оскомину. С “Spaceapple” – “Tomorrow”, тоже можно сказать, как гимн такой. Они, я думаю, никогда не покинут наш сэт-лист.

В: А не боитесь вы самоповторов? Всё-таки такое ощущение возникает. Всё отлично, всё нравится, но как будто где-то уже слышал всё это.

Да, я читал твою рецензию на “Heavenside”. Сложно сказать. Как о своём творчестве так говорить? Что получилось, то получилось. К счастью, мы все консерваторы, нам всем нравится очень похожая музыка, и никто не требует ничего нового в нашем звучании. У нас нет любителей Nu-metal, Power. Изменения от альбома к альбому происходят, но они незначительные. Я всё-таки надеюсь, что мы не повторим судьбу команд, типа RUNNING WILD, у которых ставишь любой альбом, и все песни звучат одинаково.

В ЭТОМ ГОДУ ГРУППЕ 10 ЛЕТ

В: Обратимся немного к вашей истории. У вас 10-летний юбилей на носу. Как всё начиналось?

У тебя плёнки не хватит, если я начну рассказывать. В этом году 10 лет группе. Летом 1996 года мы собрались втроём: я, Миша Карасёв и Виктор Куковеров, наш вокалист. Был у нас там ещё один гитарист, но история его имя не сохранила, он ушёл ещё до записи первой пластинки.

В: Как вы из Тулы умудрились попасть сюда?

Это надо копать гораздо глубже. Мы с Мишей Гузом играли в death-metal группе SIEGED MIND в начале 90-х годов, 93-й год, 94-й. Были люди, которые имели в Москве некоторые связи. Попали сюда мы и на «Трэш Твою Мать», на сборнике вышли. В то время было много групп, сцена начала активно расти. Потом в 1995 году альбом SIEGED MIND выпустил Metalagen, который в том же 1995 году навыпускал дикую кучу релизов кассетных, просто десятки. Так мы с Прайсом и познакомились. Потом в 1996 году меня пригласили в проект, который стал потом FORGIVE-ME-NOT. Это было несерьёзно с моей стороны, просто взялся, а потом неожиданно мне это понравилось, начало всё получаться, сочинился альбом, мы его записали. И когда встал вопрос о выпуске, были уже какие-то контакты. Вообще, первую кассету выпустил ростовский лэйбл Magic Art. Он и тогда был, и сейчас существует. Делали сами промо, рассылали по разным Зинам, в Москву, я помню, отвёз в Рок-Сити, отдал и Прайсу. В результате Прайс позвонил, сказал, хочу вас издавать. Мы естественно сразу обрадовались, в то время не было особо много русских лэйблов, не как сейчас, и самим нельзя было ничего издать. Так вот и закрутилось.

В: Тогда таких групп, как вы было не очень много, если не сказать, совсем не было?

Да, были такие моменты, когда нам писали письма, в которых говорилось, что мы предатели, продались кому-то. Только не понятно кому. Попсу играете, лезете с этим в металл. Когда “Tearfall” записали, это было очень легко по сравнению со всеми. Когда мы его сочиняли, я помню, меня очень вдохновлял альбом DARKSEED 96-го года, LAKE OF TEARS. На Западе как раз пошла волна облегчения. В том-то и суть, что, играя параллельно в SIEGED MIND death-metal, лично мне было бы неинтересно играть тоже самое ещё в какой-то команде.

НА ЗАПАД УЖЕ НЕ ТЯНЕТ

В: Я вот помню с Прайсом лет 6 назад разговаривал, и он обещал для вас прорыв на Запад. Как дела с вашей точки зрения обстояли? Когда-нибудь вы были близки к этому прорыву?

Мне очень интересен сейчас этот вопрос. Когда мы записали самый первый альбом, много кассет мы разослали по лэйблам западным. На все адреса, которые нашли. Ответило процентов 50. Вежливым отказом. А когда я года два назад разослал 50 промо-дисков “Heavenside”, то буквально пришло ответов 7. Я был очень удивлён, почему, вообще, ничего не ответили, хотя раньше надо было писать письмо, марки клеить, а сейчас можно было ответить по E-mail. Рынок западный забит. К чему это я? Да, тогда мы хотели на Запад очень. Мы считали, что это единственная наша цель существования. Подписали даже договор с такой фирмой Moonstorm, сейчас они что-то выпускают, известная группа SCREAM SILENCE там подписана. Не сложилось по каким-то причинам. После этого мы очень расстроились и опустили руки в этом отношении. Сейчас я даже не вижу никакого смысла что-то слать на Запад, оказывается, у нас такой рынок вырос. А Прайс он всегда с прицелом на Запад вроде работал. Legacy вот это пресловутое, где надо 15 дисков слать, он постоянно об этом нам говорил. Были какие-то рецензии на “Tearfall”, но какого-то интереса не было.

В: То есть никогда и на Запад сыграть не приглашали?

Нет, приглашали неоднократно, но за свой счёт. Но это же бюджет записи двух наших альбомов! Сейчас мы не поедем никуда за свои деньги уже принципиально. Вкладывать деньги можно более действенно. Вот сейчас выпустили тираж футболок, они нам больше помогут в промоушене, и, в конце концов, отобьются. А заплатить за дорогу и сыграть утром, когда перед сценой никого не будет? Я знаю, некоторые группы куда-то ездят и вроде даже приплачивают, чтобы там выступить. Это они преследуют свои промо-цели.

КАЧАЙТЕ НАШ АЛЬБОМ ИЗ ИНТЕРНЕТА

В: Касаемо концертов. В прошлом году брал у тебя интервью. Ничего не изменилось ведь с концертными площадками в Москве?

Нет, ничего не изменилось. Сейчас в Москве – это «Релакс». Там у нас будет презентация. Посмотрим, что будет через полгода. Мы очень хотим расширить аудиторию в сотрудничестве с Irond. Пусть фэны сейчас скачивают из Интернета, переписывают, «нарезают», мы хотим почувствовать подъём интереса к группе, по концертам, по посещениям сайта. Денег с дисков мы не планируем зарабатывать, если и будет прибыль, понятно, что она будет копеечная.

В: Вы выступали на разогреве у многих западных коллективов. Чувствуешь ли ты какую отдачу от этого?

Двоякий вопрос. Я, например, не чувствую отдачи, но я не жалею, что мы их разогревали. Я не думаю, что все эти разогревы кардинально меняют ситуации с продажами. Всё-равно народ приходит на хэдлайнеров. Если возвращаться к денежному вопросу, мы не готовы платить за разогрев.

В: Какие стимулы у вас к дальнейшему существованию?

Мы не рассматриваем группу, как работу. У нас есть такая черта хорошая, мы умеем отдыхать от всего этого и отдыхать друг от друга. Потом нам снова нравится этим заниматься. Есть ли у нас какая-то цель? Обычно цель – это ближайшие события: подготовить новый материал, записать альбом и выпустить его. А каких-то глобальных «мечт» у нас уже нет. Я просто уже не могу себе представить жизнь без FORGIVE-ME-NOT. Я так развлекаюсь.




MUSICA SEARCH:
 
 
 








CATALOGUES:

Rambler's Top100


 
E-mail additions and amendments for these pages to: musica@mustdie.ru

Рекламное место